Границы: мечты и реальность

Психологический термин «границы» уже давно прижился в обыденном сознании. Тем не менее, поиск границ у каждого человека продолжается всю жизнь и чаще всего проходит болезненно. Ведь выстраивание границ пронизывает отношения со всеми значимыми людьми и противоречит безграничной близости с ними и иллюзии о вечном слиянии влюбленных… О границах на разных жизненных этапах рассуждают гештальт-терапевт Елена Леонтьева и психолог экзистенциального направления Анастасия Зарицкая.

Анастасия Зарицкая, психологАнастасия: Формирование границ человека берет начало в детско-родительских отношениях. Когда женщина беременеет, ее границы сразу размываются. И она уже не только отдельная личность, но и место, где развивается новая жизнь…

Елена Леонтьева, гештальт-терапевтЕлена: Верно, психически мать и ребенок представляют собой практически одно целое – недаром матери очень долго говорят «мы», когда рассказывают о ребенке. Слияние между матерью и младенцем необходимо для выживания последнего. Происходит сонастройка, успешность которой во многом зависит от способности матери регрессировать на уровень психики младенца – для того, чтобы понимать, что он хочет. В норме  мать и ребенок  выходят из симбиоза: мать постепенно восстанавливает свои границы, а у ребенка появляются собственные.

Все психическое развитие человека можно описать как последовательную сепарацию: отделение ребенка от матери и родительской пары. Ребенок какое-то время пользуется психическими механизмами родителей (через научение), чтобы создать свою собственную психику. В идеале мы получаем отдельный психически адаптированный организм, готовый прожить свою уникальную жизнь. Но в реальности это довольно сложная задача: какая-то часть границ может быть никогда не создана или навсегда поделена между несколькими людьми (отношения зависимости).

Анастасия: Почему через научение? Не до конца тебя понимаю. Во многом же связь ребенка и матери бессознательная, и психика одна на двоих…

Елена: Да, но индивидуальное сознание ребенка каким-то образом должно выделиться и отграничиться. Через научение мать сообщает ребенку, что у него есть имя, ручки, ножки, вокруг предметная реальность: собачки-кошечки. Игра в «ку-ку», например, - типичное научение ребенка тому, что объект может пропадать и появляться. Другими словами, можно сепарироваться, а потом соединиться обратно. И веселиться по этому поводу. Мать знает, что такое «волшебство» возможно, и учит этому ребенка.

Анастасия: И постепенно ребенок все больше «отделяется» от родителей... Разумеется, не полностью, ведь он живет с ними в одном доме, зависит от них материально. Границы, тем не менее, важны в детско-родительских отношениях, чем четче они будут очерчены, тем лучше и легче в итоге окажутся отношения.

Елена: По мере взросления тема границ актуализируется и в романтических отношениях. Часто бывает, что наш любовный партнер (муж/жена) диктует, как жить во имя хороших отношений и любви. И иногда сложно понять, где именно нарушение и есть ли оно вообще. Это же любовь! Например, институт брачного контракта до сих пор для многих сомнительный….

Анастасия: Почему?

Елена: Потому что фрустрирует романтическое слияние, дорогое нашему сердцу. Это ведь любимый, ему нужно отдать все!

Анастасия: Раз уж говорим о границах в любви, то любовные отношения с человеком, который причиняет боль – это тоже про границы и их нарушения. Так называемые созависимые отношения, где один мучается, а второй мучитель, или же мучаются оба… Это про непонимание своих границ: скорее всего я плохо чувствую свои границы и поэтому позволяю их нарушать, не всегда осознанно и не могу это прекратить, ведь я не знаю, когда другой должен остановиться. Я чувствую боль, но не могу дифференцировать её источник. Причину чаще всего нужно искать в детстве: у ребенка мало возможности выбора в отношениях с родителями, и нормой для него могут стать токсичные, травмирующие отношения. Ребенок привыкает принимать боль как данность, ведь отделиться от родителей, даже психологически, он не может. Сначала он привыкает любить родителей такими, какие есть. Возникает «привычка» быть раненым теми, кого ты любишь, и она остается во взрослом возрасте. Это грустно, и мне кажется, что для улучшения качества жизни с этим обязательно нужно работать. И психотерапия – один из возможных путей…

Елена: Вообще, любовные зависимости, судя по всему, наш главный хлеб (улыбается). Здесь мы на передовой борьбы с садо-мазо романтизмом. И это тоже культурный момент: что такое любовь – боль и кайф слияния или соблюдаемый договор индивидуальностей? Действительно, психическая боль в любовных отношениях - способ обнаружить свои границы. Многие на самом деле не знают, что они существуют.

Анастасия: Верно. И тогда встает вопрос: как восстанавливать чувствительность к своим границам? Один из простых способов - через физические ощущения. Например, сесть или встать, выпрямиться, постараться почувствовать натяжение позвоночника от макушки и до копчика, почувствовать свои руки, ноги, мысленно «пройтись» по всему телу и почувствовать его границы. Медитация, йога, массаж, тай цзы, дыхательные упражнения помогают «вернуться в тело», осознать себя в нем. Наша физическая витальность и осознанность очень важны для психического здоровья.

Кстати, физическая дистанция между людьми – тоже характеризует границы. В Германии, где я прожила часть своей жизни, люди в метро или в очереди стоят дальше друг от друга, чем в России, всегда извиняются, если кого-то задели, пахнут лучше и одеты проще, однако опрятнее. Для меня это, с одной стороны, про некую западную дистанцированность, а с другой стороны - про уважение к себе и другому. У нас этого меньше и проявляется по-другому.

Елена: Не согласна с тобой: Европа разная. Меня, например, раздражает, что во Франции в кафе столики стоят так близко друг к другу, для моих границ это напряженно – кажется, что все французы на моих коленках сидят. И говорят громко. Но зато не сидят в телефонах.

Мне кажется, для понимания границ важно смотреть, как они формируются в разных культурах, что лежит в основе. В нашей стране регуляция телесных границ часто идет через стыд: «что люди подумают». Узнавание о границах происходит не через прямое информирование (образование) и рефлексию (какой я, как бывает, что я чувствую и т.д.), а через нарушение границ других людей – через стыд и агрессию.

А еще мы очень противоречивы на тему границ, потому что нет норм стойких – ценности слишком быстро меняются, родители сами не знают, что детям транслировать:  то ли «отдай свою лопатку этому мальчику, он же маленький», то ли «не отдавай никому свою лопатку – это твоя священная собственность», то ли «обменяй лопатку на машинку»… Много путаницы у людей, что часто ведет к безосновательным защите своих границ или нападению на чужие, которая в итоге ведет к пассивной или прямой затратной агрессии, обесцениванию, болезням, обманам, устранению себя из отношений и т.д.

Анастасия: Да, про путаницу согласна. Мне сейчас как молодой маме, например, не понятно, как быть с ребенком, выходя «в свет». С одной стороны, все очень ориентировано на детей: в кафе есть и детские стульчики, и специальное меню. Но стоит ребенку заплакать, взгляды людей словно говорят: «Раз твой ребенок так себя ведет – иди домой и не выходи оттуда». А ведь дети часто плачут, кричат, и это нормально. С кормлением грудью тоже непонятно. Каждый раз чувствую себя революционером и наверняка нарушаю чужие границы. Но мой ребенок хочет есть, и остальное меня мало волнует, если честно. Он потерпеть не может, а все взрослые люди вокруг могут. Такой материнский террор. Вообще, материнство здорово способствует нарушению границ всех вокруг. Впрочем, все вокруг отвечают взаимностью: трогают твоего ребенка без спроса и дают советы.  

Сложная тема границ оказалась. Хочется рассматривать все новые и новые примеры проявления границ, но боюсь, что это сделает наш диалог безграничным (улыбается).

Елена: Она и правда не простая, хотя сам термин уже прижился в обыденном сознании, люди на него реагируют, понимают, о чем речь идет. Причем, лучше всего осознаются телесные и пространственные границы: если у нас на ноге кто-то стоит или из тарелки еду таскает – нарушение границ очевидно! А в социальных взаимодействиях  психологическая граница - очень подвижный феномен. Есть отношения, где невозможно разъединиться, то есть отойти на расстояние, где этот объект хорошо видно, и видно, что это отдельный от тебя объект. Родители, супруги, дети, начальник. Психическое "мы" бывает очень утомительно. Потому что приходится разделять эмоции, какие-то переживания друг с другом.

Анастасия: Именно поэтому в книгах о воспитании детей часто и много говорится о необходимости выстраивания границ для ребенка. Это не про строгость и эгоизм родителей, которые не хотят сделать для своего чада все возможное. Это про то, что ребенок сам не может еще создавать границы и просто «захлебнется», потеряется в многообразии вариантов. Да и свою законную роль ребенка в семейной системе может потерять, став центром этой системы, главным, например. А быть не на своем месте – это всегда очень вредно.

Елена: Совершенно верно. Типичная ошибка современных родителей - требовать во всем от ребенка собственного выбора: что ты хочешь есть, пить, что подарить, чем заниматься и т.д. Но ребенок часто понятия не имеет, у него нет еще границы от многообразия мира. Ему родители нужны, чтобы помочь. И еще есть очень важный момент про сепарацию эмоций ребенка от эмоций родителей. Очень распространенная ситуация, когда родители ругаются, а ребенок наблюдает и разделяет их злость друг к другу. Но ему никто не объяснил, что родители просто «выпускают пар», что после у них возможно будет яркое примирение… Для ребенка происходит «битва титанов», после которой все эмоции остаются у него внутри. Вот слияние и случилось. Или другой пример: маме плохо, она показывает эмоции, страдания, и ребенок тоже страдать начинает. Причем, это может быть очень взрослый ребенок, но границы между мамиными переживаниями и собственными не сформировалось.

Анастасия: Очень важно иметь возможность посмотреть на ситуацию cо стороны, на расстоянии. Ребенок едва ли может об этом догадаться. Для него правда – это то, что происходит в данный момент, то, что ему предъявляется. Нет еще понимания, что за кадром что-то осталось…

Елена: Да. И такой ребенок приходит на терапию, и выясняется, что у него полжизни построено на идее сделать маму (или родителей) счастливой... Или спасении родителей от каких-то угроз и постоянном разочаровании по этому поводу. От терапевта клиент узнает, что вообще-то он не обязан этим заниматься, что проект «сделать маму счастливой» (супруга, ребенка) безнадежен. Более того, адекватная граница в этом месте очень важна для его собственной судьбы, потому что он склонен теперь сливаться со всеми страдающими людьми и страдать с ними вместе.  Ну, если с мамой не вышло, может, с другим человеком получится? Этим, как ни парадоксально, страдания увеличиваются, а не уменьшаются: если я сливаюсь с клиентом в   болезненном переживании, то  мы вместе просто увеличим общее страдание. Если граница между нами останется, я могу разделить переживание, оно не поглотит меня, но станет выносимым и для меня, и для клиента.

Анастасия: Главная задача, получается, - уметь балансировать со значимыми объектами на достаточном расстоянии.

Елена: Ну да, динамика сближения - отдаления. Ну, или признать, что с некоторыми объектами существует оптимальное расстояние и динамика сближений. Например, комфортно встречаться два раза в год и на один день. А дальше уже начинается вторжение, интоксикация друг другом.

Существуют всякие вредные, с психологической точки зрения, идеи про слияние, что оно такое обречённое и навсегда, и надо терпеть его ради любви и отношений. Если любят, все делают вместе: спят, отдыхают, веселятся… Ну, бред же? Это психологическая мина.

Анастасия: Легко говорить об этом «с высоты прожитых лет» и полученного опыта. Границы невозможно выстроить раз и навсегда, как и сами отношения, границы тоже пластичны. Однако важно про них не забывать и соблюдать некую психогигиену, если так можно выразиться.

Елена: Потому что мы находимся в материальном мире, а не в раю. Джон Леннон, помнишь, предлагал вообразить отсутствие границ: все люди братья, ни рая, ни ада, мир един. Слияния хочется, конечно. Но оно возможно только в пространстве мечты, песни, материнской утробы и первых месяцев влюбленности!

Photo by Ekaterina Basova-Gonzalez

2
Поделиться
Елена Леонтьева и психолог экзистенциального направления Анастасия Зарицкая." data-url="http://psypublic.com/articles/319/">
Комментарии и вопросы
Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Чатайте также
Подписка на e-mail рассылку

Ваше событие будет добавлено
сумма 200 рублей
Оплатить
Войти

Укажите Ваш электронный адрес, мы вышлем на него инструкции для восстановления пароля

Обратная связь

Здесь вы можете задать любой вопрос, оставить замечание или пожелание

Внимание

Добавлять события могут только зарегистрированные психотерапевты и организации

Внимание

Вы должны быть авторизованы или зарегистрированы на сайте, чтобы прочитать эту статью

Муза Конина
Клинический психолог, психотерапевт
Внимание

Записаться на консультацию могут только зарегистрированные пользователи