Как известно, есть области человеческих знаний, где «профессиональные» советы дают люди, не обладающие необходимым образованием и опытом. Чаще всего это политика, экономика и… конечно же, психология. О том, к каким последствиям может привести низкая психологическая культура «сеющих знания», рассказывают клинические психологи, психотерапевты Марина Трифаненкова и Ольга Хохлова.

Идея написать эту статью возникла после нескольких последних обращений клиентов, когда, начитавшись блогов и постов некоторых психологов, коучей и специалистов по широкому кругу вопросов, раздающих советы и комментирующих жизненные ситуации читателей, при этом ничего о них не зная или поверхностно представляя себе ситуацию, они с большой растерянностью и нарастающей тревогой «осознали», что живут совсем не правильно. Имена этих психологов и коучей мы решили в силу профессиональной этики не разглашать, хотя по приведенным здесь комментариям вы, возможно, их узнаете.

Ольга Хохлова, клинический психологМарина Трифаненкова, клинический психологСразу оговоримся, что мы не претендуем на роль психологов-классиков, но, имея профессиональную подготовку в области клинической психологии, а также опыт психотерапии и психологического консультирования, хотели бы поделиться некоторыми своими мыслями и соображениями по поводу прочитанных текстов блогеров. К слову, некоторые публикации показались нам любопытными, однако даже единичные, вызывающие вопросы случаи, могут быть небезопасны для читателей.

1. Псевдоконсультирование или комментирование ситуации на основе поверхностной информации

Блогеры, называющие себя психологами, коучами и «специалистами по взаимоотношениям», комментируют ситуации читателей и дают советы о том, как «правильно» поступить, обладая крайне поверхностной информацией как о читателе, так и об интересующем его вопросе. Не учитываются индивидуальные особенности человека, его состояние, жизненные обстоятельства, отсутствует полное представление о возникшей ситуации. В то время, как на практике несколько психотерапевтических сессий могут уйти только на то, чтобы «познакомиться» с клиентом, сформулировать предварительные терапевтические гипотезы и прояснить его ситуацию. Даже если мы говорим о психологическом консультировании, когда клиент приходит к психологу с определенным запросом и хочет разобраться в конкретной ситуации, то на проработку одного вопроса может уйти четыре-пять встреч.

Психотерапевтический процесс направлен на создание условий для изменений, развитие клиента. Считается, что лучше самого клиента никто не может знать, что ему подходит, и психотерапевт, создавая определенную атмосферу для клиента и находясь с ним в психотерапевтических отношениях, помогает клиенту лучше понять себя, осознать, что с ним происходит, и уже исходя из этого поступать тем или иным образом. Это не значит, что у психотерапевта нет своего мнения или ему нечего сказать по тому или иному вопросу, это значит, что психотерапевтическая работа направлена совсем на другое. Таким образом, здесь нет иллюзии всемогущества психотерапевта, ему не кажется, что он знает лучше ситуацию клиента и самого клиента, чем клиент. Все не так просто.

Обращает на себя внимания та легкость, с которой советы и мнения этими авторами раздаются, создается впечатление, будто они обладают каким-то универсальным лекалом по поводу того, каким именно образом должны строиться романтические отношения, отношения с детьми и родителями, развиваться карьера и т.д. Другими словами, начинает казаться, что они пытаются подогнать всех к некой «норме», которую держат в голове. Однако в психологической науке до сих пор нет единого мнения на счет того, что считать нормой. Существует огромное количество разных подходов (социо-культурный, согласно которому нормально то, что является социальной нормой; исторический, который подходит к вопросу нормы через призму соответствующей исторической эпохи; функциональный, где норма - это процесс; медицинский подход, где норма - это здоровье; статистический подход, где норма - это средняя величина общего спектра; ситуационный подход рассматривает норму как способность адекватно действовать, согласно контексту ситуации; есть даже утопический подход, который рассматривает норму как некую утопию), и норма понимается как нечто среднее между всеми этими подходами. Слишком сложно? Действительно, зачем утруждать себя столь полной картиной мира, если можно выдать за истину свое представление о том, что такое норма; а чаще и вообще, что такое хорошо и правильно, а что нет…?

Отдельно хочется упомянуть особо «понравившийся» нам блог, где автор ответила обратившейся к ней за помощью женщине, что то, как она рассказывает о своей жизни «неверно» и что она «пытается ввести всех в заблуждение»… Здесь мы имеем дело не только с сильнейшими нарциссическими переживаниями автора, который знает о жизни подписчика больше, чем самым подписчик, но уже и… с магией. А про магию мы и правда совсем ничего не знаем, поэтому противопоставить нам нечего.

2. Не стоит упрощать

В текстах некоторых блогеров «от психологии» мы неизбежно сталкиваемся с крайне ограниченным кругом терминов классической психологии и психотерапии («границы», «локус контроля» и пр. ), а также с некоторыми понятиями и «штампами» скорее из бытовой психологии («корона», «плюс/минус» и т.д. и т.п.). Термины рассматриваются, как правило, вне контекста той теории, из которой были позаимствованы, ввиду чего их понимание и восприятие является неполным, а то и вовсе искажается.

Конечно, достаточно известным фактом в когнитивной психологии является наша потребность все упрощать и категоризировать. Самым простым примером может быть обилие разнообразных стереотипов, как то: расовые, национальные, гендерные, возрастные предрассудки. Однако когнитивная простота неуместна, если мы говорим о профессиональной психотерапевтической/психологической деятельности. Ведь часто именно за помощью в интеграции разных переживаний и опыта клиент приходит к терапевту.

3. Не стоит поддерживать расщепление

Когнитивная простота, в том числе, может включать в себя так называемое расщепление, мышление «в черно-белом цвете» (деление мира, людей и наблюдаемых явлений на «хороших и плохих», «добрых и злых» и пр.) - первичный механизм психологической защиты. В терапии же мы стремимся к интеграции личности, к тому, чтобы человек мог различать разные оттенки и нюансы, принимал амбивалентные чувства. Расщепление может быть особо небезопасно для людей с пограничным уровнем личностной организации или склонностью к ней. Такая личностная организация встречается достаточно часто в современном обществе и характеризуется следующими основными особенностями: диффузная идентичность (человеку сложно описать себя, ответить на вопрос «Какой Вы?», рассказ о его опыте фрагментарен и непоследователен), использование примитивных защит (например, отрицание, проективная идентификация, расщепление), при этом тестирование реальности присутствует. Пограничную личность может быть сложно узнать без соответствующей диагностики. Стоит отметить, что переносы и контрпереносы пограничных личностей могут быть достаточно сильными (под переносом в терапевтических отношениях понимается бессознательный перенос на терапевта ранее пережитых чувств, например, отношение к терапевту как к родительской фигуре; контрпереносом же называются ответные чувства терапевта).

Так, Нэнси МакВильямс, одна из самых известных ныне живущих психоаналитиков, пишет: «Пограничная личность, пребывая в одном психическом состоянии, воспримет терапевта как подобного в своем могуществе и достоинствах Богу, а в другом (может быть, днем позже) - как слабого и достойного презрения». Далее она описывает случай, когда работники специальных учреждений либо проявляли «чрезмерное сочувствие к пограничным пациентам», либо относились к ним противоположным образом. Таким образом, пограничные клиенты, проецируя свое расщепление вовне, расщепляют и поляризуют свое окружение. Другими словами, ведя себя определенным образом, люди как бы «приглашают» других занять конкретную роль.

По нашему мнению, предложение некоторых психологов-блогеров делить пары в отношениях на «плюса» и «минуса» поддерживает расщепление. Может возникнуть ситуация, при которой читатель, находящийся в амбивалентных чувствах, после прочтения блога «вдруг» попадает в «плюс» или «минус», начинает чувствовать и вести себя характерным образом, на что соответствующим поведением откликается его партнер. И пара, испытывающая некоторые трудности в отношениях, которая могла бы найти взаимопонимание, опираясь на то общее, что есть между ними, чувствительность друг к другу, внимание и заботу, попадает в то самое примитивное расщепление: «Я –плюс, ты – минус», или наоборот. Читателя всерьез начинают волновать вопросы: «Как стать плюсом? Что во мне не так? Как я могу себя «прокачать»?». И вот, в его распоряжении многочисленные тренинги и программы, например: «Как стать женщиной плюс 2.0»!

Стоит отметить, что, находясь в состоянии расщепления, человеку с определенным уровнем личностной организации может быть достаточно непросто достичь того самого «баланса» («мы два плюса – ура!»), к которому призывают блогеры.

4. У мыслей есть автор

Некоторые популярные блогеры от психологии иногда заимствуют идеи из известных теорий и подходов, правда зачастую без указаний авторства. Например, в использовании литературных и сказочных персонажей для классификации людей в отношениях узнается знакомство авторов с классическими работами Джозефа Кемпбелла «Тысячеликий герой», Владимира Проппа «Морфология сказки» и «Исторические корни волшебной сказки», Кристофера Воглера «Путешествие писателя. Мифологические структуры в литературе и кино». Не говоря о классических трудах Юнга, который, собственно, обозначил и описал ряд архетипов, основанных на мифологии, легендах и сказках.

Конечно, многие хорошие идеи уже чьи-то, но все-таки это не является достаточным условием для того, чтобы их присвоить, не упомянув, хотя бы вскользь, автора.

5. Преемственность психологических знаний

Поскольку одной из важных черт науки  (и психологическая в данном случае не является исключением) является преемственность, нам видится небезопасным выдвигать личные теории для широкого круга неподготовленных читателей, которые не только не опираются на все то, что в психологии уже известно и считается общепризнанным, но подчас и противоречат этому. Так, у одного популярного психологического блогера мы обнаружили целую теорию, полностью перечеркивающую значение детства и раннего детского опыта и привязанности для формирования дальнейшей жизни и отношений. Другими словами, ни психодинамические теории, в том числе,  теории объектных отношений, ни теории привязанности автором не учитывались. Мы говорим о таких авторах как Зигмунд Фрейд, Маргарет Малер, Мелани Кляйн, Дональд Винникот, Майкл Балинт, Джон Боулби и многих многих других. В очередной раз хочется спросить: как так получилось?

6. Обесценивание критики и фрустрация

Все бы ничего, если бы авторы сохраняли способность к критике. Но в какой-то момент, возможно, отчасти ввиду личностных особенностей, а отчасти ввиду безоговорочного принятия их точки зрения рядом читателей, каждый из рассматриваемых нами блогеров не слышит и не принимает никакую другую позицию, кроме своей. В этот миг блог из некогда любопытного превращается в откровенную фрустрацию тех, кто по каким-то своим соображениям, с точкой зрения автора, не согласен. Подобные высказывания несогласных читателей, а в ряде случаев и они сами, обесцениваются авторами, либо рассматриваются как лишнее подтверждение их теорий.

7. Последствия

Наверное, правомерно предположить, что одним из основных последствий работы таких психологов является дискредитация профессии и утрата веры в профессионализм психологов/психотерапевтов/коучей. Если же смотреть на вопрос с точки зрения конечного потребителя продукта, а именно читателей, то последствиями могут быть: упрощение и схематизация картины мира, поддержание расщепления (при этом будем откровенны, в сегодняшнее и без того достаточно пограничное время, людям не нужна еще и поддержка их пограничных представлений о мире) и травматизация особо чувствительных читателей.

Напоследок хочется пожелать всем клиентам найти чутких, отзывчивых психологов и терапевтов. А нам, психологам, стоит помнить об особой ценности этических норм в нашей профессии, которые важно соблюдать. Ведь клиенты доверяют нам свой внутренний мир, рассчитывая на наше бережное отношение.

Photo by Хenia Gromak 

Поделиться
Комментарии и вопросы
Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Чатайте также
Подписка на e-mail рассылку

Войти

Укажите Ваш электронный адрес, мы вышлем на него инструкции для восстановления пароля

Обратная связь

Здесь вы можете задать любой вопрос, оставить замечание или пожелание

Внимание

Добавлять события могут только зарегистрированные психотерапевты и организации

Внимание

Вы должны быть авторизованы или зарегистрированы на сайте, чтобы прочитать эту статью

Муза Конина
Клинический психолог, психотерапевт
Внимание

Записаться на консультацию могут только зарегистрированные пользователи