Мужество жить в современном мире

На прошедшей в апреле Петербургской неделе психологии много говорили об изменениях современной реальности и о способности человека справляться с ее вызовами – сложностью, неопределенностью, изменчивостью окружающего мира. Своими размышлениями на эту тему поделилась Наталия Гришина - доктор психологических наук, профессор факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета.

Гришина Наталия Владимировна – доктор психологических наук, профессор факультета психологии Санкт-Петербургского государственного университета. Автор около 200 научных работ по тематике конфликта, ситуационного подхода, экзистенциальной психологии. Автор учебника "Экзистенциальная психология".

Наталия, сегодня на конференции Вы говорили об изменениях современной реальности. Расскажите, о каких изменениях идет речь и как они влияют на нашу жизнь?

Современная реальность – это жизнь в неопределенности и разнообразии, в изменяющихся пространственно-временных характеристиках, которые создают новые условия существования человека. Пространственные изменения реальности во многом происходят благодаря современным системам коммуникации: мир становится к нам ближе, мы в прямом эфире можем наблюдать и фактически становиться участниками  событий, которые происходят на другом конце планеты. Наше личное жизненное пространство расширяется, оно уже не ограничено местом учёбы, работы, проживания — сегодня это весь мир. 

Если говорить об изменении временных характеристик, то это происходит благодаря новым технологиям, которые направлены на экономию нашего времени во всех сферах. Нам повсюду предлагают «купить время»: быстрое питание, высокоскоростные магистрали, покупки онлайн. Вся современная цивилизация работает на экономию времени, и это, безусловно, имеет многообразные последствия для человека. 

Какие?

Казалось бы, сегодня человек должен обладать большим запасом времени, но мы наблюдаем обратный эффект – постоянное ощущение дефицита времени, время бежит, его постоянно не хватает. Мы все хотим быстро - похудеть за три дня, научиться языку по скоростной методике за один месяц, решить свои психологические проблемы за одну встречу с психологом. Нам нужен быстрый результат, и мы не готовы к долгосрочным вложениям. Социологи говорят о «краткосрочных жизненных проектах» - в условиях быстро меняющейся реальности жизненные планы людей ограничены ближайшим годом-двумя. И это прямое отражение жизни в ситуации неопределенности, отражение сложности современного мира. 

К чему приводит это ощущение неопределенности, сложности? Если человек не знает, что произойдет завтра, он, наверное, постоянно тревожится из-за того, что может произойти что-то неожиданное…?

Понимаете, меняется мир - меняется и человек, и представления психологии о мире его чувств и переживаний тоже меняются. Известный экзистенциальный психолог Ролло Мэй в 30-е годы делал доклад, посвященный нормальной тревоге. Он пытался доказать, что тревожность — это нормальное свойство характера. В то время в психиатрии тревожность была симптомом патологии, а нормой было отсутствие тревожности. И поэтому его идеи были встречены весьма прохладно. А спустя несколько десятилетий в психологии стали говорить о школьной тревожности, личностной тревожности, ситуативной тревожности... И эта тревожность становится уже свойством нормального характера. Нам надо привыкать к меняющемуся миру. 

Когда в 90-е годы в нашей стране наступила эпоха перемен - кардинальных социальных и экономических изменений, многим казалось, что это временно, это кризис, который пройдет, и все как-то стабилизируется. То, что происходит сегодня, - растущий темп жизни, захлестывающие нас потоки информации, новые вызовы, порождающие страх  собственной некомпетентности по отношению к меняющейся жизни – это реальность, в которой нам всем жить. 

Наталия, в своем докладе Вы говорили о мужестве жить. Что Вы имели в виду?

Это понятие появилось благодаря знаменитой работе Пауля Тиллиха - европейского богослова, чьи идеи об отношении человека к жизни и его мужестве позже легли в основу психологического понятия жизнестойкости. Это способность человека справляться со сложными жизненными ситуациями, преодолевать трудности, переносить удары судьбы. 

Могли бы Вы привести пример такого мужества жить? 

Я бы вспомнила известный фрагмент из жизни Виктора Франкла. Будучи в концентрационном лагере, он был направлен в транспорт, который отвозил заключенных в газовые камеры (как выяснилось впоследствии, ошибочно). И вот он идет к воротам лагеря, идет навстречу своей смерти и знает об этом, мысленно прощается со своими близкими, любуется последним закатом и думает о том, что сделал в этой жизни. К нему приходит осознание того, что он уже исполнил свой долг в жизни, он начинает испытывать странное чувство легкости, как будто бремя жизненных забот отступает от него. И в этот момент его посещает мысль, что он мог бы легко уйти из жизни c меньшими страданиями — кинуться на электрическую проволоку. Но он отказывается от этого. Я помню, меня это поразило. Вот это и есть мужество жить, понимаете? Готовность проживать жизнь сполна, не искать легких путей, не искать какого-то легкого выхода, не избегать трудностей — вот это мужество жить. Быть честным с самим собой и с жизнью.

Какую позицию занимает в этом смысле человек? Он жертва обстоятельств или тот, кто может дать судьбе достойный ответ?

В экзистенциальной психологии человек  рассматривается как автор собственной жизни и ответственный за неё. Ответственность — это непросто, это то, что лишает нас привычного алиби «так сложились обстоятельства, так жизнь сложилась, я ничего не могу с этим поделать». В той мере, в какой мы признаем себя свободными людьми, мы отвечаем за все, что с нами происходит. Если я принимаю позицию того, что я свободный человек, я отвечаю за всё — за свои слова, за свои поступки, за все, что я делаю, и за то, что я не делаю. Если я не меняю свою жизнь, когда мне что-то не нравится, я за это тоже отвечаю. 

А как человеку обходиться с теми событиями, которые он не хотел, чтобы произошли в его жизни? 

Действительно, в нашей жизни могут происходить события, которые от нас не зависят. Но от нас зависит то, как мы будем проживать этот опыт и как мы будем это принимать. У меня был такой пример в практике: двое достаточно взрослых людей — брат и сестра похоронили отца, который долгое время болел и постепенно уходил из жизни. Его дети заняли разную позицию: дочь делала все, чтобы провести с отцом больше времени: помогала ему, ухаживала за ним, поддерживала. А у ее брата, напротив, возникла реакция избегания, и он фактически отстранился от помощи отцу. Когда отца не стало, я видела, насколько по-разному они проживали его уход: у дочери при всем горе, которое она переживала, было чувство, что она сделала все, что могла, у нее было чувство уважения к себе, она ощущала правильность своей позиции, и этот неизбежный период проживания горя у нее прошел гораздо быстрее. А её брат гораздо дольше переживал смерть отца, потому что, видимо, к этому прибавлялось чувство вины, хотя он в этом и не признавался. То есть последствия его выбора, способа его поведения были для него гораздо более травматичными, у него не было этого переживания исполненности, чувства, что ты сделал все, что мог. 

То есть, чтобы пережить драматические события быстрее, нельзя от них отгораживаться?  

Вы знаете, некоторые драматические события пережить невозможно. Как пережить потерю ребенка или внезапную смерть близкого человека? Многие психологи говорят, что надо помочь человеку это пережить. Я с этим не согласна. Можно только помочь научиться с этим жить. Это все, что нам остается. 

Что является движущей силой человека в стремлении к переменам?  

Я была бы рада, если бы мне когда-нибудь удалось ответить на этот вопрос. На первый взгляд, все просто — ты должен быть открыт новому опыту, готов принимать неизвестное. Но, на самом деле, это крайне сложно для человека. Каждый из нас ищет некий баланс между открытостью новизне и некой внутренней стабильностью, устойчивостью. Я в своем докладе упомянула Отто Ранка и его идеи о страхе перед смертью и страхе перед жизнью. Мы все ищем этот баланс и испытываем страх небытия. Причем, небытие — это не только смерть, это нечто большее: это жить не своей жизнью, не быть самим собой, позволять управлять своей жизнью другим людям, делать то, что от тебя ждут окружающие. В экзистенциальном смысле, это и есть небытие. Выбор в пользу бытия — это выбор быть живым, проживать свою жизнь. Каждый из нас всю жизнь решает эту задачу. 

Вы можете дать какие-то рекомендации нашим читателям, как можно сделать перемены менее пугающими?

Страх — это то, что живет внутри нас. Сами по себе перемены не являются ни позитивными, ни негативными, ни пугающими, ни вдохновляющими. Мы сами их наделяем такими качествами. Поэтому мы не можем ничего сделать с переменами, мы можем только что-то сделать со своими чувствами. Я хочу, чтобы люди верили в себя, в свой потенциал, в свои возможности, и мне кажется, что это поможет нам всем справляться со сложностями современной жизни.

Алина Давыдова, Наталия Гришина

Фото обложки Ekaterina Basova-Gonzalez

Фоторепортаж Виктория Норматова

Поделиться
Комментарии и вопросы
Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи
Чатайте также
Подписка на e-mail рассылку

Ваше событие будет добавлено
сумма 200 рублей
Оплатить
Войти

Укажите Ваш электронный адрес, мы вышлем на него инструкции для восстановления пароля

Обратная связь

Здесь вы можете задать любой вопрос, оставить замечание или пожелание

Внимание

Добавлять события могут только зарегистрированные психотерапевты и организации

Внимание!

Не все обязательные поля заполнены. Пожалуйста, внесите необходимую информацию

Внимание

Чтобы сделать публикацию в Блогах

необходимо быть авторизованным на портале
Внимание

Вы должны быть авторизованы или зарегистрированы на сайте, чтобы прочитать эту статью

Муза Конина
Клинический психолог, психотерапевт
Внимание

Записаться на консультацию могут только зарегистрированные пользователи